Федеральная служба по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды
Научно-производственное объединение «Тайфун»

Чернобыль в воспоминаниях

foto.jpg

Продолжаем вспоминать о Чернобыле, о том, как это было. Следующий рассказ от Валентина Евгеньевича Попова:

«По проблеме Чернобыля начал работать после 17 Мая. После колхоза меня вызвали и направили на отбор проб вместе с Виктором Сныковым. Поездка включала отбор колец в Калужской, Новозыбковском районе Брянской области, Беларуси (Мозырь и Хойники). На обратном пути маршрут включал Орловскую и Тульскую области (Плавск и другие). Поездка длилась 4-5 суток.

В 30 км зону Чернобыль попал в конце июня или начале июля. Летали на вертолете из Киева на стоковые площадки в Довлядах. На первые сутки мне дали вертолет, и мы отбирали пробы почвы (мне помогал Вертинский Юра) по всей 30-км зоне. Первый день был интересным. Мы прилетели на вертолете. Пришли на площадку. А там бронетранспортер с солдатами. И солдаты снимают оцинкованные желоба со стоковой площадки и грузят на бронетранспортер. Поскольку приехавших было много, все вернули, вкопали, и начали нормально проводить дождевание. Настоящая важность работ по дождеванию стала известна нам потом. Тогда, как оказалось, стоял вопрос о выселении Киева.

Опустевшие деревни и площадки с собранными грузовыми и легковыми машинами - неизгладимое впечатление. Аналог полета после ядерной войны. А в Новозыбковском районе произвели впечатление дети на улицах. Уровень радиации составлял 1-3 миллирентгена в час (по СРП). Маленькие девочки играли на улице, на голове у них были надеты платочки, так спасались от радиации...

Все мы чувствовали себя нормально. Единственное неудобство – постоянно нужно было носить маску, или как мы ее называли, «намордник». Выделенный мне военный финский дозиметр постоянно издавал звуки. Чем больше радиация, тем сильнее пищит. Несмотря на то, что радиация никак не ощущалась, дозиметр через плечо позволял не вляпаться в пятна особо высокой радиации.

Ни разу за время работы в 30-км зоне ЧАЭС и в загрязненных районах Брянской области никто не высказал желание быстрее уехать. Программа и объем работ были известны заранее. В основном я ездил много раз в 30 км зону ЧАЭС как руководитель экспедиции. На своем автомобиле. Поэтому всегда была возможность выехать после работы за город в чистую зону и отдохнуть. В последующие годы у нас наладились хорошие отношения с сотрудниками из Сельхозрадиологии. Особо хочу отметить хорошую совместную работу с украинцами из УкрНИГМИ. Отличные люди и очень квалифицированные сотрудники.

После 1986 года я практически до настоящего времени работал по проблемам, связанным с поведением радионуклидов в почвах и других объектах окружающей среды (в основном с проблемами трансформации и адсорбции). В 2014-2015 гг по темам, связанным с радионуклидами, в ИПМ защитились мои аспирантки: Маслова Екатерина и Степина Ирина».

В.Е. Попов, беседовала Е. Брынова


Возврат к списку