Федеральная служба по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды
Научно-производственное объединение «Тайфун»

Чернобыль в воспоминаниях

foto.jpg

Из воспоминаний Ильдуса Салиховича Халикова:

«Во время работы в ИЭМ, так как я был лейтенантом запаса, был призван Обнинским городским военным комиссариатом в мае 1987 г. на очередные военные сборы. Что это будут специальные сборы для участия в работах по ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС никто нас не информировал, ни в своём военкомате, ни в Калужском областном. В итоге я стал командиром взвода в/ч 68426, входящей в состав в/ч 78708 («Московская бригада»), сформированной на базе Кинешемской химбригады. В период с 24.05.-07.08.1987 принимал непосредственное участие (свыше 30 «ходок») по очистке и дезактивации 3-го энергоблока, связанные с демонтажем радиоактивного оборудования, удалением р/а пыли и кусков графита и т.д.. Принимал также участие при захоронении «рыжего» леса. Общее облучение - 19,73 рентген.

Привезли нас в с. Ораное Иванковского района (граница зоны) вечером, где за селом располагался палаточный лагерь нашей бригады. Вечером же и почти до утра принимал дела, людей, матчасть у своего предшественника, командира взвода. Первые и последние впечатления – усталость. Отличительными приметами ликвидаторов были красноватые лица, першение в горле и хрипловатые голоса из-за ожогов радиационными частицами. У многих ощущался металлический вкус во рту, после «ходки» на станцию многих подташнивало.

В то время люди думали больше, конечно, о стране, и только потом о себе. Паники не было, самым сложным являлся постоянный недосып. Общее состояние было у всех сомнанбулическое. Замена шла по мере выбывания, не по числам, а по набранной дозе радиации. У нас была норма – 20 рентген, перед нами 25 и 50 рентген. Во время моего прохождения службы был строгий приказ – набирать не больше 0,5 рентгена в сутки, до нас не больше 2 рентген. Однако на деле, во время выполнения некоторых задач набирали гораздо больше…

Так как был химиком, я понимал сложность ситуации. Пугала неизвестность, то, что я ещё был молодым (23 года), не женатым, без детей. На месте оказалось всё гораздо хуже, чем ожидал. Многие понятия не имели, что такое радиация и какой опасности себя подвергают. Бестолковщины было много… Не хватало ни средств защиты, даже примитивных (элементарных «лепестков», перчаток, одежды, сапог), ни замены обмундирования, обуви, матрасов. Стирка мало помогала для удаления радиоактивного загрязнения.

Мы, ликвидаторы, делали своё дело, просто работали…, выполняли свой долг перед Родиной и защищали людей от пагубного воздействия и распространения радиации. Главное, чтобы нынешнее и будущее поколение помнило о тех страшных событиях, и таких аварий больше не случалось».

И.С. Халиков, беседовала Е.Брынова


Возврат к списку